Ошибка
  • JFolder::create: Could not create directory
  • JFolder::create: Could not create directory
  • JFolder::create: Could not create directory
ГнездышкоГнездышкоКонкурс “женские Судьбы”Последний подарок

Когда Вера похоронила своего мужа, жизнь будто остановилось для нее. Только теперь по-настоящему поняла, какой несчастной чувствовала ее подруга Мирослава, когда десять лет назад овдовела в неполных пятьдесят.

“Прости, Мирося, может, я тогда не умела тебя утешить, может, чем провинилась?” - заливалась Вера слезами.

“Ну что ты такое говоришь, девочка? Не ты ли тогда первой прибежала? Вместе собирали моего Василия в вечную дорогу, чуба его густого причесывали... Не плачь. Все-таки не сама остаешься. Сына доброго имеешь. Лида, невестка твоя, скоро внука тебе подарит”, - успокаивала ее Мирослава.

Что правда, то правда - Вера может гордиться сыном Сергеем. Выучился. Хорошую работу имеет. Недавно купил двухкомнатную квартиру в Тернополе. Теперь ремонтом занимается. Стремится Вера, чтобы тот ремонт как можно дольше затянулся, потому что так не хочется отпускать сына из дома. И хоть Сергей уверяет ее, что на выходные приезжать, почему те слова не радуют Веру. Скорее наоборот: острым гвоздем колют в самое сердце...

Разве им мало места в их доме? Когда его покойный Федор строил - все село приходило смотреть: таких дверей, окон с вырезанными узорами не было ни у кого. Жаль, что так рано он отошел в вечность. Еще с вечера копал колодец во дворе, а утром - неожиданный сердечный приступ. И все - мужа нет... Один Господь знает, как горько теперь Вере. Ежедневно ходит к Федора на могилу поговорить, посоветоваться. Бывает, что и поссорится с ним, что так внезапно оставил ее, не позволил унижаться перед невесткой, когда хотела спросить, почему закрывается от них в синовий комнате?

Сторонится их что ли? А может, своей округлой фигуры стесняется Лида? Глупышка! Знала бы она, как ждет Вера рождения внука! Как волнуется, чтобы роды у Лиды были легкими.

Поселившись в новой квартире, Сергей, как и обещал, каждую неделю приезжал к матери. Правда, без невестки. И без малого Максима. Вере стыдно было признаться, что еще не видела внука, хоть скоро исполнится годик Максимке. Стала упрекать Сергею. “Потерпите еще немножко, мама. Скоро все изменится”, - как-то загадочно, пряча глаза, ответил Сергей.

Вера теперь завидовала Мирославе, когда видела, как на ее дворе играют внучатая, как дочь высаживает цветы в цветнике, а зять - в постоянной работе на хозяйстве. А разве их дом хуже? Она любит мураву, усеянную мелкими маргаритками, сад, сажали вместе с Федором. Сережа малым тогда был. Носил в ведрах воду. Помогал поливать деревца. Федор тоже был опечаленный, когда услышал о ту новую квартиру. Ходил по двору, как и мара, раз за разом повторял: “Для кого же я старался? Для кого?”

Кажется Вере, как сын переехал в город, как-то изменился. Почему-то не клеится у них разговор, словно что-то не договаривает ей...

Сейчас, как всегда на выходные, она ждала Сергея. Напекла пирожков с маком. Приготовила вкусный обед. За столом Сергей как-то издали, будто между прочим, завел разговор о том, что, мол, вместе с бабушкой было бы веселее Максимке. Вера ничего не понимала - она не просит привезти ей внука?

Впрочем, сама могла бы к ним поехать, но почему-то никто не приглашает. Даже адреса не знает...

“Вы не поняли меня, мама. Можете переехать к нам... навсегда”, - робко ответил Сергей.

“Навсегда? Как это - навсегда, сынок? На кого же дом и хозяйство оставлю?” - возразила Вера.

“Наробилися вы за свою жизнь, мама. Теперь - с внуками нянчиться будете. Лида снова ребеночка ждет. А дом - продадим. Зато купим трехкомнатную квартиру. Я уже и объявление в газету дал”, - разъяснил Сергей.

Продать дом? Та же Федор с каждым кирпичиком душу вкладывал в нее, радовался, как ребенок, когда сельский председатель прикрепил на их ограждения табличку с надписью: “Образцовый двор”. А теперь сын просит продать дом?

Всю ночь Вера не сомкнула глаз. Заварила травяной чай, чтобы успокоиться, и на сердце все равно было неспокойно. Уже и засомневалась: а что, если сын - правый? Они - молодые. Хотят по-новому, современному жить. Может, стоит помочь сыну? Все-таки - он единственный в нее.

Зранесенька поспешила к Мироси, ибо добрый совет лучшей подруги никогда ее не подводила.

“Своя хата - своя правда”, - ответила ей Мирослава народным пословицам.

И уже на второй день сама появилась у Веры. Стала говорить, что, пожалуй, Сергей прав. Мол, он всегда о ней заботился, и если бы такое счастье выпало ей, она бы не задумывалась и хотя бы на старости лет пожила “на балконе”. А чтобы никто не обманул ни ее, ни Сергея, то Мирослава сама купит их дом. Снимут забор между ними и таким образом расширят подворья. Также - ради дочери и внуков она старается.

Мирослава на этот раз была такой убедительной, что Вера уже и не сомневалась - одной на старости действительно оставаться не стоит. Тем более, не всегда и Сергей приезжать сможет...

Сыну Вера решила не говорить ничего. Когда деньги уже будут в нее, сделает ему сюрприз.

Зять Мирославы машиной завезет ее в Тернополь, а заодно и вещи ее. А уже потом вместе с Сергеем погрузят том, что сын считает нужным. Хорошо, что теперь есть мобильные телефоны. Вот уж будет рад сын от такого его поступка!

Через короткое время Вера уже аккуратно складывала купюры. Завязывала кучками в платочек. Половину денег отдаст сыну. Половину - скроет для себя. Так Мирося посоветовала: всячески же в жизни бывает!

В голосе Сергея Вера не услышала особой радости. “Кто такие дела самостоятельно решает, мама?” - сказал сердито. Дрожащим голосом назвал адрес, по которому Петр, зять Мироси, повезет Веру с ее нехитрыми состоянием.

Лида, как никогда, была щебетливою, накрыла праздничный стол. Впервые назвала Веру мамой. Теплая волна окутала Веру, когда, протягивая маленькие ручонки, к ней подбежал Максим. Вера не могла надивиться, как внук похож на Сергея! Те же большие голубые глаза, ровные, густые бровки и даже родимое капля на щеке такая же, как у сына!

Уже за неделю Вера поняла: нелегко ей будет в новом доме. Когда просто со сна она подходила к окну: погожим будет день? Видела за ним бархатную мураву в утренней росе. Слышала задорный голос петуха. А здесь, за окном, - только наезжен асфальт и бесконечный грохот машин... Стало грустно Вере, и что делать - должно быть так, как хорошо детям...

...Как-то посреди ночи разбудили ее какие-то голоса. Прислушалась: сын с невесткой спорили на кухне. В том споре Вера услышала свое имя.

Лида уверяла Сергея, что Вера обманула их. Мол, не может быть, чтобы дом она продала по такой низкой цене. И если бы она знала, никогда бы не позволила Вере в них поселиться...

“Не выгонять же мне мать на улицу, Лидо!” - разозлился Сергей.

“Почему - на улицу? Со своими связями ты без проблем можешь устроить ее в дом престарелых. Говорят, там и чисто, и уход неплохой”, - не сдавалась Лида.

“Не спеши. Мать не такая и старая. Сама себя обходит и тебе помогает. Еще успеем...” - бормотал Сергей.

Что-то отчаянно Веру изнутри, сжало в голове. Лида с сыном еще долго спорили, но она не слышала слов - окунула голову в подушку и захлебывалась от слез...

На рассвете тихонько вышла на улицу. Сожалению сжимал сердце, все тело пульсировало, а слезы катились и катились из ее глаз... Сама не знала, куда и зачем идет. Каждый раз доставала мобильный телефон из кармана: может, не услышала звонка? Но никто ей не звонил. Итак, не заметили или не хотели замечать, что ее нет дома.

Ходила весь день, пока не зашла далеко в какое-то село, где надрывно свистел гудок поезда. Вот он мчится гладкими рейками, и почему-то его изображение нечеткое, словно в тумане. Вдруг все закачалось, поплыло, закружилось в голове, ноги стали непослушными, а председатель почувствовала холод от примерзлой травы... Она хочет подняться, но сил нет.

Вере кажется, что она летит в черную бездну. Когда очнулась, увидела перед собой молодую, красивую женщину, что сидела на краю кровати, на которой лежала Вера.

“Как вы себя чувствуете? Вам лучше?” - спросила и ласково. Вера не помнила, как потеряла сознание, как незнакомый мужчина привез ее домой, где его жена, медик по профессии, оказала ей помощь.

Светлана, так звали хозяйку, ничего не расспрашивала Веру. Понимала: женщина перенесла сильный нервный срыв. “Хотите - поживите у нас, сколько надо. Пока поправитеся и окрипнете”, - неожиданно предложила. Так день за днем Вера становилась своим в чужом доме. Светлана с мужем - на работе, дети - в школе, а Вера и уберет в квартире, и вкусный обед сварит.

Все привыкли к хорошей, опрятной бабушки, и уже не хотели отпускать Веру.

И Светлана, и ее муж Павел были из детского дома и появление в их доме Веры считали Божьей милостью. Да и Саша с Антончиком стали хвастаться, что теперь у них есть бабушка...

Проходили месяцы. Вера старалась не думать о сыне, о родных внуков. Ей здесь было тепло и уютно. Что еще нужно старому человеку? Отдавала в семейный бюджет часть своей пенсии. Деньги, которые скрыла от сына, держала в платочке под матрасом. К ним прилагала немного из своей пенсии...

Не скупилась и на подарки мальчикам. Дети так привязались к ней, что ей иногда казалось, что они - свои, родные.

Так среди чужих, а теперь родных людей прошло семь лет, как она ушла из дома. Сегодня приснился ей Сергей. Будто увидела его в толпе, окликнула, и сын не остановился, растворился среди людей... На душе стало неспокойно: почему сын не искал ее? Неужели не болит душа за родной матерью?

Светлана с Павлом решили отпраздновать 10-летие своего бракосочетания. В ресторане заказали место и для Веры. “Не обижайтесь, дети мои. Я здесь, дома, останусь. Что-то не очень хорошо себя чувствую, - сказала. И добавила: - А вы празднуйте, это действительно хорошее событие. И я благодарна вам, дорогие мои, что не цураетеся меня, старой”.

Когда дверь закрылась, Вера прилегла на диване. Резкая боль рассекал ей грудь, она стала задыхаться.

Когда супруги вместе с детьми вернулись домой, квартирная тишина их насторожило. Открыли дверь в комнату, где на диване неподвижно лежала Вера. Легкая улыбка застыла на ее лице, а рядом на столике лежала платок с деньгами и записка: “Дорогие, родные мои, это - мой подарок вам по случаю семейного праздника. Прощайте и будьте счастливы”.

В телефонной книжке нашли номер Сергея. И ни он, ни Лида на похороны матери не приехали...

Павел разыскал дом, где в трехкомнатной квартире поселились Сергей с Лидой. Позвонил в дверь.

“Вот возьмите, это вам последний подарок от матери”, - подал платок с деньгами Сергею. Перед глазами Павла появилась гладкая Сергиева рука, а из комнаты доносился запах кофе, духов и шоколада...

Мария МАЛиЦЬКА.